Чăваш таврапӗлӳҫисен пӗрлӗхӗ

Союз чувашских краеведов

Чăвашла Русский
12.05.2018 11:12

(отзыв о рукописи книги В.В.Мартынова «Кашмаши»)

Воспетый в задорных народных частушках и задушевных песнях земляка-композитора Аверия Токарева, описанная в зарисовках и очерках журналистов Льва Шапошникова и Германа Желтухина, в воспоминаниях и рассказах директоров школ Кронида Верендеева, Евстафия Елькина, Михаила Васильева, председателей колхозов Андрея Ярикова, Владимира Мартынова, Бориса Лисицына и многих других, славная деревня Кашмаш Моргаушского района теперь будет иметь свою книгу истории. Собрал материалы и складно изложил их известный в Чувашии краевед Вячеслав Мартынов. Это его третья книга про свой любимый Сятракасинский край, книга по истории деревень Кашмаши, Хоракасы, Выселки Хоракасы, Юдеркасы, Отары, о событиях прошлых веков и нынешних дней, о людях мирного и ратного трудов. Оформилась отличная книга, богатая значительными фактами, интересными событиями, уникальными документами, героическими биографиями, неповторимыми фотографиями, схемами и картами.

В «Предисловии» Вячеслав Мартынов по праву гордится своими знатными земляками – матерями-героинями Ольгой Ершовой, Марией Поликарповой, первым летчиком-истребителем Петром Красновым, кавалером трех степеней ордена «Славы» Александром Быковым, Героем России Николаем Смирновым, известным в Европе ученым-лингвистом Андреем Львовым, народной артисткой Дарией Столяровой, чемпионом-поваром Александром Гониашвили, педагогами, председателями и бригадирами колхозов, землепашцами, животноводами, защитниками Отечества. Им, славным людям Кашмашского края, посвящены целые главы и разделы книги.

Первая глава книги раскрывает историю деревни Кашмаши с предполагаемых первых ее шагов. Сказать, что истоки поселения известны доподлинно, пока рановато. Распространенная во многих регионах присказка «отец дал сыну стельную корову (или кобылу) и велел идти за ней, и где она отелиться, там и построй двор» лишь намекает, что древние люди поселялись в местах, где был свободный и безопасный простор для продолжения жизни и сохранения рода. Еще далека от научного объяснения этимология ойконимов «Большие Хоракасы или Кашмаш при речке Кошмашка» от «старинного чувашского имени Хорас» и от имени пугачевского повстанца Кашмаша или от тюркского слова «кыш» (птица) с подрифмованным аффиксом «маш». Если бы это так, тогда как объяснить ойконимы Кăмаш, Кăшмаш (Кошмаш Тойси), Чамаш, Чумаш, Ямаш? Подобные же происхождения названий на «паш» (Палапаш), «ваш (Нăрваш, Славаш), «вăш» (Кушлавăш), «каш» (Муркаш, Олкаш), «шаш» (Хурашаш), «маш-мăш» (Чамăш, Кармăш). Кажется, истина лежит глубже.

В рукописи дана богатая придеревенская топонимия. Здесь есть пища для дальнейших размышлений: от пастьбы ли гусей имеет название «Хоруй олăхĕ», в честь замершего ли татарина названы «Тотар варĕ», «Тотарань варĕ» или во имя какого-то портного «Майдан лопашки»? Скорее всего, не так. В Моргаушском районе сохранились топонимы не только татарской Золотой Орды, но и времен гуннского переселения народов (Адабай. Сыбай, Идагочкасы). Мне припоминается стихотворение талантливого поэта-фронтовика Алексея Воробьева «Чуптунă вар», написанное в Кашмашах после неправильного прочтения вывески «Чÿк тунă вар»: «Чуптунă вар, Кашмаш вăрманĕ... Камсем кунта телей вăрланă? Кам тупнă савăнăç кунта?» - Дол поцелуя, Лес Кашмашский... Кто у кого достал здесь радость? Кто счастье у кого украл?»(1963).

Счастье кашмашских крестьян, как и у всех покоренных народов, было горько-прегорькое. Империя у них украла радость. Вникните в тяжбу из-за земли между общинами Оринина и Хоракасов в разделе «Земельные споры в ХУШ веке». Земля между речками Моргаш, Кошмаш и Кунар долгое время напоминало поле ожесточенных боев – тут в 1726 году хоракасинцы увезли хлеба орининцев на 104 телеги, сена 200 копен. В следующем году вообще не дали засеять поля. Вышли с копьями, молотилами, луками, орининцев побили до смерти... Искали правды в Свияжской провинциальной канцелярии, в Московской вотчинной коллегии. Когда нет правды на земле, ее не найти и в небесах – разве не сами царские чиновники вынуждали крестьян гореть в огне малоземелья? Еще в период Казанского ханства в «лета 945 году» наместник Кутайберда эти земли вначале два знамяни, затем пять знамян перепродал Кошме Сабу за 540 копеек денег, 12 батманов меду, а свидетелям-предателям Тойзе и Утяшке дал по одной кунице, а Акманшеху – лисицу.

Более 12 лет судились чуваши за поля и луга, кормили судей и прочих чиновников, несли непосильные расходы, а под конец сами подверглись экзекуции и высылались в тюрьмы.

Испытывая такие мытарства, могли ли хоракасинцы оставаться в стороне от Пугачевского восстания? Конечно, нет. В Хоракасы 21 июля прибыли посланцы от народного царя, и через день 23 июля 1774 года начался разъяренный Акрамовский бунт. Тут же повесили бессовестных дармоедов попов, а священников братьев Егора и Ивана Степановых «остригли по-чувашски и возили по деревням на лошади, подвесив на шею трехпудовую сумку с медными монетами». Думаю, это была справедливая месть за бесчинства и необузданную алчность. З0 июля 1774 года кровопролитное сражение произошло в Моргаушах. Имеется ли ныне в райцентре, на Хоралту или Патша отти варе что-либо памятное в честь борцов за свободу, справедливость и народное равенство? Или мы уже перестали отличать честь от бесчестия, правду от кривды?

Намного ближе к нашему времени трехдневная Акрамовская война (Шорча вăрçи) 1842 года. Царские чиновники и вслед за ними лживые историки пишут, что крестьяне первыми напали на царских солдат. Записи краеведа Н.В.Смеловского говорят о другом. «Военачальник подошел к крестьянам и крикнул: «Вы бунтовщики!»....военачальник скомандовал: «Вязать!» И стали, избивая, ударяя прикладами ружей, вязать крестьян их же кушаками и поясами и кидать в сарай попа... Солдаты продолжали бить нещадно».

Доносчики и газеты врали, когда писали, что чуваши восстали против возделывания картофеля на общественных запашках. Герои Отечественной войны 1812 года, отставные офицеры русской армии, покорившие Париж, прошагавшие всю Европу Василий Григорьев и Сидор Симонов, поднимая народ на борьбу, разве не знали, что за овощ картофель? Сказка про картофель придумана для несмышленышей. Народ восстал против отчуждения их земель в пользу государства и обложения их новыми непомерно тяжелыми налогами.

В ответ на избиение безвинных землепашцев чуваши организовали ополчение. Бой за мостом произошел настоящий. Царский террор был безжалостным. 500 казаков, солдат и офицеров дали по крестьянам 30 залпов. Они не в воздух стреляли. Сотни крестьян были убиты и ранены. Не убит ни один царский солдат и офицер. Пали всего две лошади. Каратели грабили деревни, кололи коров, скотину, измывались над населением.

Кого надо было бы. по правде, винить и наказывать? Наказали рабов - крепостных инородцев, после восстания дополнительно десятками расстреляли и десятками отправили в армию и в тюрьмы.

Легче ли было в Х1Х и ХХ веках? Нисколько. Один лишь пример. Когда родители умерли и постройки все сгорели, сирота Кузьма скитался по чужим сараям и питался чем попало. «Земляки, объединившись вместе, помогли 12-летнему сироте построить глинобитный дом, сделав каркас из хвороста». Кузьма стал пастухом, а когда вспахал свой участок, превращенный в скотный выгон, получил небывалый урожай гороха. Смекнул малец-удалец продавать на Хоракасинском знаменитом базаре гороховую кашу и к совершеннолетию поднялся на ноги. Став настоящим бизнесменом, в благодарность сельчанам за глиняную хибарку Кузьма Петрович подарил селу 4-х классное здание школы.

Жить бы да жить, деревню поднимать да семьи растить. Не получилось. Раскулачили, осудили, расстреляли. Дом подожгли. И даже имени младшего из Кузьминых Андрея нет в списке жертв политических репрессий. Список невинно уничтоженных тружеников, мастеров кулинарных, кузнечных, валяльных, шорных, швейных, кожевенных, бондарных, столярных, мельничных, строительных и других профессий длинен. О них в книге сказано не много, но выразительно.

Довольно подробны материалы о защитниках Отечества. Кашмашцы были участниками всех войн России и были не робкими в боевом строю. Хоть и с трудом, но стараниями краеведов Андрея Ярикова. Евгения Ерагина и некоторых других восстановлены многие имена участников Первой мировой и Гражданской войн, отдана честь борцам за советскую власть. Кашмашская сторона всегда отличалась повышенной боевитостью. Они в 1917 году смело выступили против продразверстки Временного правительства. Снова бой, снова убийства, аресты. Это была Вторая Акрамовская война.

Война против угнетения, против кабалы. Каких только кабальных налогов не платил крестьянин? Наверное, только за воздух. За воду и свет платил. В 1918 году за каждое окно взимали по 50 копеек денег.

Документы о классовой борьбе, голоде 1921-1922 годов читаются как детективное повествование и не нуждаются в дополнительных комментариях. В целом, они похожи на тысячи других подобных историй по всей стране, и за каждой фамилией упомянутых сельчан хранятся жуткие трагедии несправедливо жестокого, разнузданного времени. Одурманенные люди шли земляк на земляка, брат на брата. Тĕкĕнсе çитнĕ выльăхсем хăйсен тĕкне çинĕ.

Вся новая история чувашского народа после падения Волжской Булгарии – это бесконечная непрекращающаяся борьба за выживание. Борьба с властью. Борьба с врагами. Борьба со стихийными и общественными бедствиями.

Только из Акрамовской волости в 1921 году «в хлебородные уезды Нижегородской и Костромской губерний для обмена на хлеб было вывезено 673 лошади, 444 коровы, 220 пар колес, 10 плугов, 283 сошника, 3600 аршин холста». А ведь недавно в 1917 году чуваши безвозмездно отправляли в те губернии свою продовольственную помощь. Мне непонятно, когда в 1921 году в Чистопольском уезде на большое моление еле-еле могли набрать муки на один лишь юсман, но на всех молениях на общее питание зарезывали несколько коней, быков и более пятидесяти баранов, то почему акрамовцы в том же положении в сторону отправляли более тысячи коней и коров, на которые могли бы продержать несколько тысяч детей и матерей. Чем это мотивировано?

Картины деревни не могут быть полными без истории хурал пÿрчĕ, школы, больницы, амбулатории или фельдшерского пункта, клуба или дома культуры, библиотеки, магазинов. Все они описаны в книге Вячеслава Валерияновича Мартынова.

Особая глава по истории организованного в октябре 1929 года и прославившегося потом в республике колхоза «Свобода. Только то, что это хозяйство продолжает свою деятельность в нашем капиталистическом море хаоса, говорит, что в Кашмашах живут стойкие, мудрые и деловые люди. Колхоз этот в скупые годы был миллионером, примером для тысяч других артелей, являлся участником и победителем Всесоюзной выставки сельского хозяйства. И немудрено, что в Кашмашах много героев, орденоносцев, заслуженных работников во всех отраслях сельской жизни. Если в других селениях через год меняли председателей и бригадиров, то в Кашмашах они бессменно трудились десятилетиями и пользовались всеобщим уважением колхозников. Такими остались они в памяти сельчан. Это первый председатель Илья Копта, первый бригадир Алексей Савельев. В Юдеркасах в 1931 году образовался колхоз «Х1 лет Чувашии», в Отарах – «Комсомолец», в В.Хоракасах – «Золотая звезда». С 1934 года артелью «Свобода» руководил легендарный организатор, мыслитель и труженик, прошедший огни и воды Гражданской войны Андрей Яриков. Бил гренадер-пулеметчик колчаковцев, махновцев, врангелевцев и всяких других белогвардейцев, стоявших «за единую и неделимую Россию» под пятой иностранных генералов. Андрей Яриков с фронта писал в газету «Хыпар» («Канаш»). Демобилизовавшись, служил старшим милиционером Татарскасинского райисполкома. Став председателем, он смог уже в 1935 году приобрести для колхоза автомашину. В Великую Отечественную сражался с фашистами под Москвой, освобождал Белоруссию, Польшу, дошел до Берлина. Вернулся и вновь крутился в колхозном производстве. Род Яриковых большой. В роду много славных людей. Мне не удалось по книге узнать, как увековечен имя этого боевого и трудового героя? Надо бы издать его воспоминания, ставить мемориал.

В 1950 году артели Юдеркасов, Отары, В.Хоракасов объединились с колхозом «Свобода». В 1960 – с хозяйством «Сталинец» (Сятракасы). Председателем назначили Петра Степанова, бывшего секретаря Цивильского райкома партии, уроженца Чебоксарского района, за ним работали Аркадий Фадеев, в 1968-1978 годах - Анатолий Анисимов, потом Владимир Мартынов, Кронид Сретинский. Развал Советского Союза и капиталистические реформы страны оказались катастрофой для коллективных хозяйств. Глобальные несправедливости государственной политики привели Кронида Ефимовича к стрессовому состоянию и он, как солдат в бою, в 2000 году сложил голову на боевом посту. Кашмашская книга пишет, что дело великих тружеников села ныне продолжает специалист высокого класса председатель племзавода «Свобода» Леонид Петров. Его СПК-ПЗ делает убедительные успехи и по экономическим показателям занимает призовые места. Значит, земля кашмашская и теперь не скудна на умных и смелых людей. Значит, не зря боролись за свободную трудовую жизнь участники Акрамовских войн.

Вот им, бойцам-строителям счастливой и свободной жизни, посвящена самая большая глава книги «Кашмаши». Фотографии, биографии, воспоминания фронтовиков и тружеников тыла Великой Отечественной войны обогащены новыми сведениями, хороши зарисовки о видных воинах. Не забыты участники боев в Афганистане и Чечне, уделено внимание тем, кто еще в строю защитников Родины.

Примечательны очерки о трудовых династиях Артемьевых, Беловых, Елькиных, Ефимовых, Ивановых, Ишаковых, Кожевниковых... Чаплиных, Яриковых. Меня обрадовала Доска Почета многодетных матерей, воспитавших от 5 до 11 детей. Их более полсотни. Вырастивших 4 детей - 28 жительниц, а по 3 детей воспитали 89 женщин.

Открытой в 1896 году и закрытой в 2017 году Кашмашской школе учили кавалер ордена Ленина София Кольцова, заслуженный учитель ЧАССР Григорий Романов, будущий Герой Советского Союза Борис Васильев. В 1939 году в школе было три сотни учащихся. Теперь правительство считает лишними даже тридцать учеников. Такие вот времена!

Как почти во всех краеведческих книгах, даны портретные очерки о знатных людях деревни. Конечно, их имена имеются в республиканских и районных энциклопедиях. Поэтому в Книге Главной Родины хотелось бы видеть более подробные статьи с эпизодами их детства, сведениями о родственниках и памятных местах их жизнедеятельности.

Рецензируя рукопись книги почетного краеведа, народного академика В.В.Мартынова «Кашмаши: история деревни в документах и лицах», отмечаю, что получится нужная, содержательная и интересная для любого читателя издание. Такие книги нужны каждому населенному пункту.

Виталий Станьял,

почетный председатель Союза чувашских краеведов,

председатель Центрального совета чувашских старейшин