Чăваш таврапӗлӳҫисен пӗрлӗхӗ

Союз чувашских краеведов

Чăвашла Русский
10.02.2020 08:55
Завещано помнить и хранить

Великой Победе – 75

Более 208 тысяч известных и неизвестных защитников из Чувашии проливали кровь в боях с врагами, сложили головы на ближних и дальних рубежах страны. В каждой семье, в каждом доме, в каждой деревне испытали горечь военного лихолетия, многие отцы, сыновья и дочери не вернулись с полей сражений. Вернувшихся с победой фронтовиков 1941-1945 годов среди нас фактически уже не осталось.

В преддверии 75-летия Победы в Великой Отечественной войне чувашские краеведы, журналисты, историки проделали немалую работу для увековечения памяти защитников Отечества от немецко-фашистских оккупантов. Отряды поисковиков исследуют места боев, неутомимый следопыт войны Евгений Шумилов на страницах «Советской Чувашии» ведет обзор хроники грозных лет. Все газеты пишут о людях и событиях, приближавших победу, краеведы издают книги.

Доброе слово хочу сказать о книге Эдуарда Ушакова и Михаила Игнатьева «Хранить вечно» (Чебоксары, 2019, 200 с.) о судьбе пяти братьев Игнатьевых из деревни Латышево (Лачкасси) Янтиковского района Чувашии, вместе оборонявших легендарный Ленинград.

«Из небольшой деревни Латышево, где было чуть больше 130 дворов, на фронт ушли 143 воина. Из них 86 сложили головы в борьбе с фашистами... Среди защитников родной земли 19 офицеров, 28 сержантов и старшин», – говорится в книге. Пять братьев Васильевых и пять братьев Игнатьевых один за другим ушли на фронт и проливали кровь за свободу нашей Родины.

Родоначальник солдатской семьи унтер-офицер Игнатий Михайлов действительную отслужил в Керченской крепости в Крыму, а в Первой мировой воевал под Варшавой. Вернувшись домой, воспитал пять сыновей (Ивана, Ванюка, Павла, Михаила, Василия) и двух дочерей. Старший сын, морской пехотинец, связист Иван умер от ран дома в феврале 1945 года. Младший политрук Ванюк (по документам тоже Иван), работавший директором известной сеспелевской Шихазанской школы, погиб в 1942 году в бою за деревни Трегубово и Любино Поле под Ленинградом. Другой сын Михаил, командир отделения штурманских электриков на эсминце С-7, старшина 2 статьи, награжденный орденом Ленина после первого похода, погиб в подводной лодке в Аландском море у берегов Швеции. Миша был не только храбрым и умелым моряком, но и умным человеком. В книге цитируется выдержка из его письма домой: «Когда спросит человека его совесть, а человека совесть неминуемо спросит,- «что же ты сделал для Родины в дни тяжелых испытаний, в дни, когда народы страны упорно вели справедливую, освободительную войну?». Я с радостью на душе могу ответить, что бил бандитов, громил, уничтожал. Нет ничего другого высшего, как быть честным воином и доблестно защищать свою Родину». Михаил Игнатьевич был патриотом железной закалки, душевным и любящим близких ему людей. Он несколько раз посещал своих братьев. Три раза был у братишки Василия, зенитчика на эсминце «Строгий».

«В первый раз Михаил наведался к брату, когда тот находился на вахте. И в тот же момент внезапно начался налет авиации противника.

- Мишка, уходи,- крикнул Василий и, одевая каску, бросился к зенитному орудию,- успеем договорить потом!

... На палубу сыпались осколки авиабомб. Одно из орудий эсминца смолкло – остановился элеватор, подающий из артпогреба снаряды. Но через несколько минут механизм снова заработал. Михаил Игнатьев, который все еще оставался на палубе, быстро обнаружил неисправность. Оказывается, осколок снаряда перебил кабель, питающий элеватор. Он сомкнул разорванный кабель и держал на открытом пространстве под градом пуль и осколков до окончания налета вражеской авиации» (с. 103). При этом классный электрик получил ожоги рук – действовать по инструкции не было лишних секунд!

Василий Игнатьевич с эсминца «Строгий» вернулся живым, с боевыми орденами и медалями. Красивый и симпатичный моряк и в старости оставался таким – фотоснимки лучше слов говорят о его мужественном характере и стойкости

Старший лейтенант Павел Игнатьев, до и после войны работавший директором школы, между боями и походами встречался с братьями Василием и Михаилом в блокадном Ленинграде, и эти встречи остались в памяти навсегда. Очерк и воспоминания командира Павла Игнатьевича не менее захватывающи и полны ужасов, чем детективная повесть. Но они составлены полностью на документах и фактических событиях.

В книге имеются подробные карты, фотоснимки, копии документов и писем, списки боевых потер подлодок Балтийского Флота (38 лодок) и погибших на лодке С-7 (четверо спаслись), схемы родословной Китреля Меметеева и Игнатия Михайлова... Отличная книга! Это настоящая и достойная память о своих предках, отцах, сыновьях и дань их чистому, честному, подвигу во имя мирной жизни на земле.

Думаю, что большая доля стараний соавтора Михаила Васильевича Игнатьева и других Игнатьевых в этом издании, но хочу сказать искреннее спасибо почетному краеведу, педагогу, майору запаса, народному академику, члену Центрального совета чувашских старейшин, автору многочисленных содержательных монографий Эдуарду Сергеевичу Ушакову за образцовую книгу о братьях Игнатьевых. Ровесник мой уже немолод, но по-юношески отзывчив, трудолюбив и всегда при народном деле. Много он вложил сил для освещения истории Янтиковского района, его населенных пунктов и знатных людей, для утверждения исторической памяти родного чувашского народа.

Многие ли потомки так уважительно хранят память о своих героях-защитниках? Я немало бывал в семьях, где не знают, где и кем воевали их деды, отцы и братья, за что награждены они и где похоронены или в каких боях «пропали без вести». Может, хотя бы сейчас, накануне праздника Великой Победы, беря пример с Игнатьевых и Ушаковых, такие семьи пороются в «Книгах памяти» и на военных интернет-сайтах, чтобы смахнуть с себя безразличную сонливость совести...

Виталий Станьял