Чăваш таврапӗлӳҫисен пӗрлӗхӗ

Союз чувашских краеведов

Чăвашла Русский

Совет Союза чувашских краеведов (СЧК) и Президиум Чувашской народной академии наук и искусств  (ЧНАНИ) попросили меня составить краткий отзыв о новых книгах, в которых так или иначе поднимаются  вопросы чувашской этимологии и прежде всего – касающиеся топонимов, этнонимов, гидронимов, ойконимов и дать оценку новой брошюре  казанского чуваша  А.Н.Семенова  «Тайны старины глубокой». (Чебоксары, Новое время,  2015, 100 с.).

В постперестроечной России заметно больше стало любителей по изучению древних периодов развития чувашского народа и его языка.  Вслед за исследованиями Эрнста Сергеева, Василия Николаева. Михаила Юхмы, Геннадия Кеннамана, Владимира Алмантая в печати появились статьи и книги Алексея Виноградова, Аркадия Русакова, Валентина Макарова, Раисы Корсак, Виктора Отставнова, Анатолия Тихонова, Петра Павлова (Шустера), Александра Стеклова, Василия Александрова и других многих энтузиастов. Они разной научной глубины, разного  познавательного уровня и достоверности, тем не менее, весьма популярны, читабельны, потому что по древней истории и культуре чувашского народа нет никаких признанных академических разработок. И, как известно, познание  и дух не терпят  пустоты.

Как  известно, греки Гермалит и Платон, римский грамматист Вароон до нашей эры занимались поисками происхождений и значений слов. Языки интересуют миллионы людей. Тысячи их изучают. До появления  сравнительно-исторического метода почти все этимологии «носили  как в Европе, так и в России совершенно фантастический характер». Теперь фантастика гуляет в  народной этимологии  и  исследованиях  любителей языка.

По мере  выхода из печати трудов членов ЧНАНИ в Союзе  краеведов, на заседаниях Чувашской народной академии  наук и искусств были бурные обсуждения книг Анатолия  Тихонова «Сказания старины  глубокой»,  Аркадия Русакова «Страницы чувашской истории», Валентина Макарова «По следам болгар, сувар и чувашей», Владимира Алмантая «Культура суваро-булгар: этнические имена и их значения» и др. Несмотря на множество недочетов, компилятивность и вторичность суждений некоторых авторов, в целом работы любителей древности получили одобрение, а некоторые книги отмечались престижными  дипломами имени репрессированных краеведов Михаила Тинехпи, Кузьмы  Элле, Гурия Вандера, Алексея Милли.

ХХ1 век поразительно многосторонне раздвинул границы языковых исследований. Появились  такие отрасли языкознания, как тополингвистика, лингвоэтимология, лингвокультурология. Получили распространение неожиданные термины  лингвопатриотизм,  лингвонационализм, лингвонарциссизм и другие. Все это не минуло наших любознательных и трудолюбивых почитателей и ревнителей родного слова. Это само по себе – явление отрадное, достойное поддержки. Любовь к родным языкам не несет опасности ни русскому языку, ни России, ни государственному устройству страны.

С приходом постсоветской гласности с новой силой (продолжая зачин корифеев языкознания Николая Ашмарина, Федора Тимофеева. Тимофея Матвеева, Василия Егорова) стала развиваться лингвистическая этимология. Фактически эти поиски никогда не прекращались. Всегда находились смелые энтузиасты которые выдвигали свои гипотезы и соображения насчет древности чувашского языка. После Великой Отечественной войны участник трех войн некий Андреев писал письма И.В.Сталину. Его письма обсуждали на разных закрытых уровнях. Письмам хода не давали, хотя  старик  писал доказательно и логично (мне приходилось читать его  одно письмо).

Многочисленные статьи и книги ХХ1 века, восхваляющие родные языки народов как уникальных источников народной истории и мудрости, как кладезь примет национального характера и менталитета, закономерны и  зря некоторые  штатные языковеды  почем зря нападают на них в ругательных тонах (в большинстве случаев -  от своей научной несостоятельности) вместо подробного анализа проблемы, вопросов и фактического материала.. Критикуй - не критикуй, но язык все-таки является зеркалом  народной судьбы, показателем этнокультуры, живым орудием человеческой мысли. Поэтому ученые и не ученые лингвокультурологи ищут в словах и выражениях  фольклора, в преданиях и мифах, в древних словах этимологические конструкты и стереотипы для раскрытия истории этноса, его мировоззрения, интеллектуальных ценностей, связи  наших предков с окружавшим их  миром.

         Чувашский лингвопатриотизм не отличается от стремлений других патриотов, любителей изучать и толковать  тайны родных языков. Человечество знакомо с чувством и явлением такого патриотизма с ХУП века. У нас оно возникло в ХХ веке, продолжается в ХХ1. В отличие от современных учителей чувашского языка и некоторых штатных ученых из ЧГИГН, ЧГУ и ЧГПУ, простые  пользователи чувашским языком  с достойным подражания рвением изучают корни родной речи. Не жалея сил и времени, да и средств на сбор материалов и издание книг, они  как-то будоражат и продвигают  вперед этимологические поиски.

Что язык является несомненным источником в изучении древней истории народа, спорить никто не станет. Но язык тоже меняется, развивается, при катаклизмах  полностью даже «перелицовываеся», и найти нужные сведения  о далеких эпохах в современных словах – это задача для  полиглотов в пару с Николаем Марром или  для кудесников с необычным наитием в словесной стихии. Современный наш язык уже не зеркало тех далеких эпох, и не прямое отражение давней истории. Соотношение древнего и настоящего само по себе наука сложная. А найти в этой сложности еще  покрытые туманом тайны - не всегда удается даже очень опытным лингвистам. Научная методология компаративистики, методы и способы  этимологических разысканий  в разных типах языков, как-никак, разработаны давно, но овладеть ими  можно  лишь за долгие годы практических наблюдений  и обобщений.

В ЧНАНИ давно работает секция по изучению древности чувашского языка. Его руководитель Эрнст Сергеев глубоко занялся  своими  исследованиями,  самиздатом выпустил десятки книг. Академия подарила их нескольким  признанным  лингвистам и попросила  дать  анализ или хотя бы научный отклик. Ни положительного, ни отрицательного отзыва не последовало, потому что нет у нас специалистов, которые сколько-нибудь да знали бы несколько древних языков.

 Были ведь знатоки. Огромный вклад  в этимологию и историю слов чувашского языка вложил  доктор наук Василий Георгиевич Егоров («Этимологический словарь чувашского языка»,1964). По своей инициативе  в него свою лепту внес Михаил  Романович Федотов («Этимологический словарь чувашского языка» в 2-х томах,1996). Имеются добротные статьи Наума Урхи, Михаила Скворцова, Геннадия Корнилова, Николая Егорова и других ученых по этимологизации чувашской лексики общетюркского, древнечувашского, алтайского, арабского, иранского и иных происхождений, Но на этом  движение застопорилось. Нет даже школьного этимологического словаря, нет курсов чувашской этимологии в вузах. Сейчас языковедов много, но историческим языкознанием занимаются только  любители.

Конечно, плохо, когда  любитель выдает на-гора беспочвенные гипотезы – без попыток доказательства, без приведения источников, примеров и анализов. Когда нет доказательной технологии, нет навыков видеть в подобранном материале то, что там на самом деле имеется, то выдается  желаемое за истину. Неподготовленный читатель: конечно: примет любую сказку или миф за золотую монету. Но кто в этом виноват? Энтузиаст-этимолог? Нет. Прежде всего ответственность ложится на единственный в мире центр чувашеведения - Чувашский государственный институт гуманитарных наук. Издай  академическую книгу  этимологии чувашского языка -  нужда любителей  исчезнет сразу.

Чтобы разобраться в чувашской этимологии, нужно знать различные  «древа языков», знать основы не только праиндоевропейского языкознания, лингвистической географии и многочисленных младограмматистов, но и  истории развития  и взаимоотношений своих родственных восточных языков. Конечно, древний чувашский язык позволяет раскрывать многие слова своими силами (ближняя этимология), но и дальней этимологией пренебрегать не приходится. Такие слова, как «булгар», «сувар», «Москва», «Волга» вряд ли можно доказательно этимологизировать без учета опыта многоязыковых сравнительных анализов. Александр Семенов, «излагая результаты  исследований по спорным таинственным словам», этимологию Волги  ищет в Польше: «Висла – древнее название реки –Атёл, На этой польской реке до Х1Х века  просуществовал город Вышгород… по реке Волга» (с.58). Но вот, к примеру, этимолог А.Н.Куклин, анализируя  ономастический материал, подробно останавливается на этимологии палеогидронима Волги и приводит десятки  гипотез и толкований - от Птоломея, М. Фесмера, М. Рясянена до марийского  ученого Ф.И Гордеева и татарской исследовательницы  Ф.Г.Гариповой (Чувашская ономастика: проблемы и перспективы, 2009, с.с. 3-13). Я не берусь рассуждать о таких расшифровках, как «вырёс (русский) – это  выр+ ёс (пожни ум) или вар+ а=и (союз мужей),- это Воронеж – город племени варов… П.П.Павлов и Э.П.Павлова в книге  «Сабаро-чувашский язык – язык народов мира» (2007)  утверждают, что немецкий и английский  языки обосновали сабаро-чуваши, что русские тоже произошли от сабар или сур чувашей… (сс.109.112.115). Получается почти по В.К.Тредиаковскому: Норвегия – от русского  слова «наверхия», так как наверху карты, а Италия -  от  «удалия», потому что  на много верст удалена от России.

Реконструкция состава слова древнейшего периода без соотнесения с родственными производящими корнями и в определенных конкретных исторических ситуациях приводит к анекдотическим толкованиям  типа «поселок Орск» от древнего чувашского слова «ур», когда как  Орск появился от ОРС (отдела рабочего снабжения) на наших глазах  при «великих стройках коммунизма». Наталкиваясь на такое толкование, книгу дальше не читаю.

В книге Александра Николаевича Семенова таких погрешностей нет. Его многочисленные гипотезы и предположения нужны и к месту для постановки вопросов. Но для доказательного анализа у него пока фактов и опыта недостаточно. Известный журналист, писатель Евгений Турхан, предваряя брошюру предисловием «Интересные и полезные поиски»,  пишет «Конечно, многие могут не соглашаться с доводами А.Семенова, но, ознакомившись с книгой, все найдут  здесь много  полезного». Так оно и есть.

Много полезного, систематизированного  имеется в трудах  Валентина Макарова  («По следам исторических предков чувашей: историко-этнографические очерки ) , Александра Стеклова « Сказание о чувашах: исторический очерк. 1том»), Василия  Александрова (« Чуваши и булгары  по данным Ахмеда ибн-Фадлана»). Авторы   оказались серьезными  и вполне зрелыми исследователями, хотя по профессии  ни один из них не является штатным работником научного учреждения.

            Почти во всех больших и малых работах по истории чувашского народа поднимаются вопросы вокруг «Записок» Ахмеда ибн-Фадлана: йылтывар или балтавар,  сувар или суваз, вонондор ли  В-Н-Н-Т-Р? По каждому термину краеведы-этимологи выдвигают несколько вариантов чтения и ломают головы, как шахматисты над сложной партией чемпионата.

Принимая во внимание  предложение этимологов, ЧНАНИ и СЧК на сайте schk.su (Союз Чувашских Краеведов) готовы открыть «Уголок чувашской этимологии» для обсуждения происхождения и значений интересных сочетаний с тем, чтоб по результатам  обсужденных статей составить электронный словарь этимологии  древних и редких  слов чувашского языка.  Шлите свои рассуждения   ответственному секретарю  СЧК Ольге Тимофеевой в Национальную библиотеку Чувашской Республики на э-майл : ton8585@inbox.ru

                                                                                     В.П.Станьял, почетный президент ЧНАНИ